Свердловское областное отделение

Коммунистической партии Российской Федерации

Первомайская демонстрация в Екатеринбурге
Массовый митинг в Асбесте против
ухудшения социально-экономической
и экологической ситуации
Митинг Свердловских коммунистов
в Карпинске заставил областную власть действовать

Марксизм в России: от революционных кружков до победы Октябрьской революции (1880-1917 гг.)

Развитие революционной мысли в России с начала 1880-х гг. происходило в условиях политической реакции, занимавшей все время правления императора Александра III и вылившейся в столь одиозные формы, что В.И. Ленин назвал ее «разнузданной, невероятно бессмысленной и зверской». Верховным руководителем реакции был сам Александр III, «царь-удав», как его называли в народе. Девиз его правления был прост: «осади назад».

Одной из причин реакции было специфическое положении России в международной системе разделении труда. По крайней мере, с XVIIIв. она являлась поставщиком преимущественно с./х. сырья и полуфабрикатов в страны капиталистического ядра. В результате кризис мировых цен на зерно в начале 1880-х гг., по выражению М.Н. Покровского, сделал помещиков и чиновников реакционерами. В условиях жесткой конкуренции с зарубежными производителями национальная буржуазия поддерживала режим, защищавший ее протекционистскими тарифами в сочетании с системой концессий и прямых госзаказов. Соответственно, демократическая оппозиция в России неизбежно должна была стать революционной и антикапиталистической. При этом позитивную программу антибуржуазный протест мог найти только в европейском социализме марксистского толка. Подобная ситуация будет характерна для всех стран периферийного развития в грядущем XXв. от Китая до Кубы.

Именно на пике Александровской реакции, когда по верноподданной реляции министра внутренних дел Д.А. Толстого «последний нигилист был заклепан в Шлиссельбург», в Швейцарии, игравшей роль Мекки для революционеров, группа бывших народников-чернопередельцев во главе с Г.В. Плехановым, П.Б. Аксельродом, В.И. Засулич, Л.Г. Дейчем, разочаровавшихся в идеях крестьянского социализма, создала марксистскую группу «Освобождение труда» (1883 – 1903). Они объявили о предпринятом ими издании «Библиотеки современного социализма». Группа занималась переводом, изданием и распространением в России работ Маркса и Энгельса. Она издавала также специально для рабочих «Рабочую библиотеку» - серию популярных брошюр по насущным специальным вопросам, знакомя их с рабочим движением на Западе. Именно в этом заслуга группы «Освобождение труда», и, в первую очередь, самого Плеханова. Также важно отметить последовательную борьбу этой марксистской группы с идеологией народничества. Наиболее широкую известность в России получили работы Г.В. Плеханова «Социализм и политическая борьба» (1883 г.), «Наши разногласия» (1885 г.), в которой пропагандировались идеи марксизма с развернутой критикой народнических воззрений.

В 80-е гг. XIXв. наиболее авторитетной силой в революционном движении были народники. Ветеран большевистской партии В.Д. Бонч-Бруевич вспоминал, что первых русских марксистов пренебрежительно звали «марксятами», между тем как лидеры народников считались внушительными «марксоедами». Самый активный «марксоед» Н.К. Михайловский издевался над доктриной марксизма, утрируя ее таким образом: в ней «нет героев и толпы, а есть только равно необходимые люди, в известном порядке выскакивающие из недр истории. В действительной жизни, однако, герои и толпа существуют, герои ведут, толпа бредет за ними, и прекрасный этому пример представляют собою Маркс и марксисты».

Выдающуюся роль в разгроме народничества сыграли работы молодого начинающего марксиста В.И. Ульянова (Ленина) «Что такое «друзья народа» и как они борются против социал-демократов?» (1894 г.) и «Развитие капитализма в России» (1899 г.). Он показал, что та патриархальная крестьянская община, о которой писали в 50-е – 60-е гг. XIX в. творцы народничества А.И. Герцен и Н.Г. Чернышевский, стремительно исчезала, втягиваясь в товарно-денежные отношения, а крестьянство оказалось способно лишь на пассивное сопротивление меняющимся условиям, не являясь революционной силой. Тем самым Ленин вбил последние теоретические гвозди в идеологический гроб народничества.

К середине 1890-х гг., когда возник петербургский «Союз за освобождение рабочего класса», социал-демократы возобладали как идейно, так и организационно над народниками. Возглавлял этот союз младший брат известного в то время народовольца Александра Ульянова – будущий вождь Коммунистической партии, Октябрьской революции и Советской власти Владимир Ильич Ульянов (Ленин).

Развитие проектной идеологии марксизма в России шло стремительными темпами и уже к концу XIXв. проект перешел в иерархическую стадию, произошел переход от разрозненных кружков рабочих и интеллигентских революционеров в Российскую социал-демократическую рабочую партию. Формально создание партии было провозглашено на учредительном съезде в Минске в 1898 г. На съезде присутствовало 9 делегатов от Петербургского, Московского, Киевского, Екатеринославского отделений «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», группы «Рабочей газеты» и «Общеевропейского рабочего союза в России и Польше» (после съезда восемь из девяти участников съезда были арестованы).

Съезд избрал Центральный Комитет, провозгласил создание РСДРП. После съезда был выпущен «Манифест Российской социал-демократической рабочей партии». В «Манифесте» отмечалось, что российский рабочий класс «совершенно лишен того, чем свободно и спокойно пользуются его заграничные товарищи: участия в управлении государством, свободы устного и печатного слова, свободы союзов и собраний». Подчеркивалось, что эти свободы являются необходимым условием в борьбе рабочего класса «за своё конечное освобождение, против частной собственности и капитализма за социализм».

Организационно партия оформилась на II съезде в Брюсселе (лето 1903 г.) На съезде были приняты Программа и Устав партии. Теоретическая часть программы начиналась с марксистского тезиса о том, что производственные отношения достигли такого уровня развития, когда капитализм стал тормозом на пути дальнейшего прогресса. В программе была выражена мысль о необходимости двух этапов революции: буржуазно-демократического и социалистического.

Конечной целью социал-демократии (программа максимум) провозглашалась социальная революция, установление диктатуры пролетариата для социалистического переустройства общества. Диктатура пролетариата определялась как «завоевание пролетариатом политической власти», необходимое условие социальной революции. Ближайшей политической задачей (программа минимум) была буржуазно-демократическая революция, которая должна была свергнуть самодержавие, установить республику. Её задачи были разделены на три группы:

1. Политические требования (равное и всеобщее избирательное право, свобода слова, совести, печати, собраний и объединений, выборность судей, отделение церкви от государства, полное равноправие всех граждан, независимо от национальности и право наций на самоопределение, уничтожение сословий)

2. Экономические требования рабочих (8-часовой рабочий день, целый ряд мероприятий по улучшению экономического, жилищного положения рабочих);

3. Требования по аграрному вопросу (отмена выкупных и оброчных платежей и возврат полученных по ним сумм, возвращение отрезков, отнятых у крестьян в ходе реформы 1861 года, учреждение крестьянских комитетов).

Принятие Устава сопровождалось серьёзными спорами, дискуссией, особенно по вопросу о членстве в партии. Однако в целом Устав соответствовал ленинскому представлению о партии, как централизованной и дисциплинированной организации профессиональных революционеров, построенной на принципах «демократического централизма». Дальнейшее размежевание на съезде произошло и во время выборов в центральные органы партии, в состав редакции «Искры» и по другим вопросам, приведшим впоследствии к расколу российских социал-демократов на большевиков во главе с В. И. Лениным и меньшевиков, их главным идеологом стал Ю. О. Мартов. Однако формально, вплоть до марта 1917 г. и те и другие продолжали считаться состоявшими в одной партии.

Вторая часть программы РСДРП («программа-максимум») предусматривала социалистическое переустройство общества после победы пролетарской революции. Однако реализацию этой программы большевики и меньшевики представляли себе по-разному. Большевики ориентировались на немедленное построение социализма после победы пролетарской революции. Они говорили о возможности «перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую» без какого бы то ни было переходного периода. Меньшевики считали утопией насаждение социализма в экономически и культурно отсталой стране. Они полагали, что после буржуазно-демократической революции должен пройти определенный период буржуазного развития, который превратит Россию из отсталой в развитую капиталистическую страну с буржуазно-демократическими свободами и учреждениями.

Третий съезд РСДРП проходил в Лондоне в 1905 году. Его решения наметили стратегический план партии. Он заключался в том, что пролетариат, осуществляя свою гегемонию, должен возглавить революционное движение масс и на первом этапе революции в союзе со всем крестьянством бороться за победу буржуазно-демократической революции - за свержение самодержавия и установление демократической республики, ликвидацию всех остатков крепостничества. Съезд считал, что победа начавшейся революции даст пролетариату возможность организоваться, подняться политически, приобрести опыт и навыки всестороннего руководства трудящимися. Всё это обеспечивало переход от революции буржуазной к революции социалистической. Главной задачей партии и рабочего класса съезд признал организацию всенародного вооруженного восстания.

В 1906 г. на IV ее съезде РСДРП была пересмотрена аграрная программа. Выдвигалось требование полной конфискации всех помещичьих, государственных, удельных, церковных и монастырских земель. Однако если крестьяне рассматривали всю землю, в том числе и свою надельную, как общенародное достояние, то аграрной программой РСДРП предусматривалась национализация всех земель – т.е. передача ее в собственность государства.

Выступая на IVсъезде РСДРП за отмену частной собственности на землю, В.И. Ленин выдержал атаку Г.В. Плеханова, заявившего, что идеи лидера большевиков являются «китайщиной» и что национализация земли «приведет к установлению экономического порядка, лежавшего в основе всех великих восточных деспотий». По мнению Плеханова, реализация данной программы «повернула бы назад колесо русской истории».

Аграрную программу меньшевиков предложил крупный экономист-аграрник П.П. Маслов. Его поддержал Г.В. Плеханов. Это была программа муниципализации земли. Суть ее заключалась в том, что конфискованные помещичьи, удельные, монастырские и церковные земли предоставлялись в распоряжение органов местного самоуправления (муниципалитетов), которые потом распределяли ее между крестьянами. Предусматривалось сохранение собственности крестьян на их надельную землю. Кроме того, меньшевики указывали, что национализация земли «непомерно усилит государство, превратив его в единственного земельного собственника, усилится и правящая бюрократия». В советской литературе программа муниципализации земли рассматривалась как «реакционная и утопичная». В действительности она была прогрессивной и реалистичной, поскольку наиболее полно отражала крестьянские интересы.

В период революции 1905—1907 гг. численность РСДРП значительно выросла. Если перед революцией в рядах РСДРП насчитывалось 2,5 тыс. членов, то к концу революции уже 70 тыс. При этом меньшевики составляли большинство (45 тыс.). Партия сыграла виднейшую роль в первой русской революции, особенно в кульминационном ее моменте – декабрьском вооруженном восстании рабочих в Москве (1905 г. ).

Со спадом революционного движения партия меняет тактику, легализуя методы борьбы. В связи с учреждением Государственной думы между большевиками и меньшевиками развернулась острая борьба, достигшая своего накала во время V съезда партии (апрель-май 1907 г.). Тактическая линия меньшевиков-ликвидаторов заключалась в том, чтобы участвовать в думских выборах. Они видели в парламенте тот путь, который ведёт к победе революции и созыву Учредительного собрания. Большевики же первоначально выдвинули тактику активного бойкота Думы, призывали к борьбе против конституционно-монархических замыслов реакции, впрочем, затем изменив свое мнение по этому вопросу. Обосновывая новую большевистскую тактику, В. И. Ленин писал: «Надо бороться революционно за парламент, а не парламентски за революцию».

В начале XX в. В.И. Ленин научно изучив современное ему российское общество, пришел к выводу, что царизм не реформируем, что его невозможно улучшить «изнутри», — и, следовательно, ему невозможно помочь: его можно только победить. Он укреплялся в понимании этого, видя, с какой неизбежностью, а порой и жестокостью избавлялся царизм от всех профессионалов, способных повысить его эффективность, — включая самых верных и близких вроде Плеве и Столыпина. Параллельно с Лениным к аналогичному выводу пришел выдающийся историк либерального лагеря В.О. Ключевский. «Цари со временем переведутся, - говорил Ключевский. – Это мамонты, которые могли жить лишь в доисторическое время».

Тринадцать лет Александр III, по выражению Г.В. Плеханова «сеял ветер». Его преемнику Николаю II выпало на долю пожать бурю. К началу XXв. в России складывается классическая революционная ситуация. Само понятие революционной ситуации, а также ее главные признаки, первым научно определил В.И. Ленин. В статье «Крах II интернационала» он называл три объективных фактора, которые в совокупности создают революционную ситуацию:

$11)      кризис «верхов»;

$12)      кризис «низов»;

$13)      экстраординарная активность масс

Прежде всего, налицо был кризис верхов. Средний уровень членов кабинета Николая II не поднимался выше показателей министра внутренних дел И.Н. Дурного, этого, по меткому выражению. А.Ф. Кони, «выездного лакея», про которого в народе сочинили ядовитый каламбур: «не нашли хорошего, назначили дурного». Подстать своему окружению был и Николай II – этот «византиец эпохи упадка империи». Слабый и нерешительный политик, находящийся в полной власти своей жены Алисы, женщины властной и холодной, а в последние годы жизни к тому же больной истерией, он мечтал об одном: передать престол своему сыну-гемофилику Алексею.

Кризис верхов сопровождался не менее глубоким кризисом низов. Российский пролетариат испытывал все ужасы капиталистической эксплуатации. Хотя по закону 1897 г. рабочий день не мог превышать 11,5 часов, на деле он доходил до 13-14 часов. Большим бедствием были штрафы, при помощи которых капиталисты отнимали у рабочих до половины их скудного заработка. Так, действовавший на Никольской мануфактуре «Табель изысканий с рабочих» насчитывал по данным экономиста Л.П.Субботина 735 пунктов.  В жутком состоянии находились вопросы гигиены и питания рабочих, живших в подвалах, бараках по 50 семей, спавших на полатях вповалку. Даже либералы признавали, что жизнь российского пролетариата «мало, чем отличается от жизни каторжан».

Как следствие в стране год от года росло число забастовок от 85 тыс. (1901) до 270 тыс. (1903) рабочих. И хотя большинство стачек имело экономический характер, все же процент политических выступлений пролетариата вырос с 8,4 % в 1898 г. до 53 % в 1903 г. Кроме традиционной формы классовой борьбы (забастовки, стачки) рабочие начали применять и новые формы — демонстрации. Наиболее крупные события в рабочем движении этого времени — празднование 1 Мая в Харькове (1900), когда рабочие впервые выдвинули лозунг «Долой самодержавие!», первомайские демонстрации в Баку, Вильно и в других городах, столкновение рабочих Обуховского завода в Петербурге с полицией и войсками 7 мая 1901 г., получившее название «Обуховская оборона». В ноябре 1902 г. экономическая стачка в Ростове-на-Дону переросла в широкое политическое движение более 30 тыс. рабочих. Все эти выступления прошли под руководством социал-демократов. В стачках и демонстрациях участвовал интернациональный пролетариат разных отраслей промышленности. Росли организованность, сплоченность и солидарность рабочего класса, становившегося более восприимчивым к пропаганде социал-демократов. По меткому выражению Ленина, 1903 год показал, что Россия стоит «накануне баррикад».

Революционная ситуация в России приняла перманентный характер, положила начало «холодной» фазе гражданской войны. Сегодня мы просто не можем себе представить ожесточения революционного террора. Общее число его жертв в 1901-11 годах составляет 17 тысяч человек. На фоне революционеров-идеалистов (эсеров) и реакционеров-идеалистов (царская охранка), истреблявших друг друга с завидным рвением, большевики представляли собой адекватную альтернативу.

Ключевой момент жизни каждого политика, каждого движения — приход к власти. Для Ленина и большевиков это 1917 год: между Февральской революцией и разгоном Учредительного собрания (январь 1918 г.).

Февральская революция была демократической революцией в полном смысле этого слова. Объединенные лидеры буржуазии, интеллигенции и военных, вдохновленные помощью Запада свалили самодержавие, и…

И позорнейшим образом провалились во всех сферах общественной жизни. Они сумели только развалить: армию, государство, усугубить начавшуюся еще в 1916 г. разруху. Временное правительство, состоявшее из исключительно умных, цепких и талантливых по отдельности людей, оказалось коллективным ничтожеством. По очень простой причине: оно не имело никакой содержательной позитивной программы. Его члены хотели политических свобод — и дали их народу, — и оказались в полном недоумении перед тем простым фактом, что народ хотел не столько свободы слова, сколько хлеба, работы и мира.

А обеспечить всего этого Временное правительство не могло, потому что в той ситуации, как и в любом кризисе, для решения содержательных проблем нужно было ограничивать эти свободы, а главное — обеспечивать развитие. Не на уровне болтовни о «модернизации», «инновациях», «борьбе с терроризмом» и «войне до победного конца», а на уровне решения конкретных проблем за счет реализации стратегических программ. То, что потом сделали «тоталитарные» большевики, вся вина которых заключалась в том, что они не путали демократию с импотенцией.

А ведь для своего времени именно большевики были главными демократами — они обеспечивали максимальное участие в управлении максимально широкому кругу людей. И даже диктатура пролетариата, при всех зверствах и жестокостях, с точки зрения учета властью интересов и мнений большинства людей была демократией по сравнению с устройством царской России — да и многих других тогдашних стран. Классическим проявлением этого стал поворот в марте 1921 г. к нэпу. Другое дело, что современные либералы, искренне считающие «людьми» только социальную верхушку всякого общества, заметить это по понятным причинам не в силах.

Марксисты-большевики с их четкой организацией и верой в свою историческую миссию оказались не просто единственной партией, способной навести порядок в стране, остановить хаос. Благодаря выключению России из капиталистической мирсистемы они помогли ей утвердиться в качестве потенциального экономического ядра альтернативной капитализму системы. Отсюда следует простой вывод. В рамках современной глобальной мировой экономики Россия не сможет решить свои проблемы, ей необходима новая проектная идеология, новая модель, на основе, которой можно сформировать самостоятельную экономическую систему, включив в ее состав государства-сателлиты, что не просто ускорит их общее развитие, но принципиально его изменит. В этом отношении опыт Октябрьской революции в смысле поиска социальных, экономических и управленческих решений бесценен не столько для истории, сколько для будущего.

Автор: Александр Ладыгин, кандидат исторических наук, преподаватель УрФУ, Чкаловский РК КПРФ

Почтовый адрес: 620142, г. Екатеринбург, ул. Машинная, д. 3а, Свердловское областное отделение КПРФ
Фактический адрес: г. Екатеринбург, ул. Машинная, 3а
Телефон и факс: +7 (343) 286-62-13, 286-62-14
Почта: kprfekb@gmail.com