Свердловское областное отделение

Коммунистической партии Российской Федерации

КПРФ объявляет сбор
гуманитарной помощи для пострадавших
от наводнения в Иркутской области
Свердловские коммунисты провели
митинг в поддержку Грудинина
Посёлок Буланаш переживает
мусорную катастрофу
Пока Дерипаска судится в России
за свою «честь», американцы
подтвердили «захват» его активов

URKA

По иронии судьбы тикер (то есть сокращенное биржевое наименование) российского ОАО «Уралкалий» пишется как URKA. На блатном жаргоне «урка» – опытный вор. Это, конечно, случайное, хотя и досадное совпадение, но после ареста в Белоруссии гендиректора «Уралкалия» Баумгертнера оно приобрело уже не символический, а буквальный оттенок. Попробуем тем не менее перевести блатной термин на язык политэкономии современного капитализма.

1zylikСегодня много говорится об экономической интеграции на постсоветском пространстве как о безусловном благе, к которому надо всеми силами стремиться. В общем, это верно. Но «вобче» рассуждать нельзя. Не следует забывать о формах собственности, которые различны в Белоруссии и России, причем господствующая в России капиталистическая форма собственности обладает превосходством по своему объему и неизбежно диктует свои правила интеграции. Поэтому для понимания сути очередной, на этот раз калийной, российско-белорусской торговой войны необходимо обратиться к некоторым теоретическим определениям современной политэкономии капитализма. Вспомним, чем характеризуются монополистические объединения в зависимости от степени их интегрированности.

Первой ступенью является картель – соглашение в рамках одной отрасли производства о ценах и производственных квотах при сохранении самостоятельности производственных и сбытовых подразделений участников картеля. Рыночная стратегия всякого картеля – сдерживание уровня производства с целью поддержания высокого уровня цен.

Далее следует синдикат – объединение сбытовых подразделений участников картеля при сохранении самостоятельности их производственных подразделений.

Следующей за синдикатом ступенью капиталистической интеграции является трест – объединение не только сбытовых, но и производственных подразделений в рамках одной отрасли производства.

И наконец, концерн – тот же трест, но объединяющий предприятия различных производственных отраслей.

Актуальным примером картеля является ОПЕК, организация стран – экспортеров нефти, занимающая около половины ее мирового экспорта. Примером же синдиката является Белорусская калийная компания (БКК), совместное белорусско-российское торговое предприятие, созданное в 2005 году компаниями «Беларуськалий» и российской «Уралкалий». При этом 46% акций «Уралкалия» находится в официальном владении «ударников капиталистического труда» господ Сулеймана Керимова (личное состояние, по версии журнала «Форбс», $7,8 млрд), Филарета Гальчева ($6,7 млрд) и Анатолия Скурова ($2,3 млрд), а также совместно принадлежащего им холдинга Wadge Holdings Ltd. Остальные 54% акций находятся формально в свободном обращении, но фактически – принадлежат дочерним кампаниям «Уралкалия», то есть всё тем же вышеперечисленным господам. Сто процентов же «Беларуськалия» находится в собственности Белорусского государства. До недавних пор БКК занимала свыше 40% мирового экспорта калийных удобрений.

По объективной логике капиталистической экономической интеграции, дальше должно было бы произойти превращение БКК из синдиката в трест. Однако до этого дело не дошло. Наоборот, произошел развод, точнее говоря, даже не развод, а скандальный разрыв с взаимными обвинениями и возбуждением уголовных дел. Кто же в нем виноват? На этот счет высказано уже множество разных версий: то ли белорусы буквально мечтали о том, чтобы «Уралкалий» выкупил акции «Беларуськалия», то ли они, напротив, активно сопротивлялись такого рода попыткам. Эти версии уснащены множеством пикантных подробностей, среди которых пикантнейшая – попытка Керимова всучить президенту Лукашенко взятку в размере пяти миллиардов долларов за содействие в приватизации «Беларуськалия» по заниженной цене. По словам белорусского политолога Сергея Мусиенко, которого считают личным советником Лукашенко, «о том, что такое произойдет, нам говорили с момента покупки «Уралкалия» Керимовым. Как только Рыболовлев (бывший владелец «Уралкалия. – А.Ф.) продал, звонили российские люди и говорили: «Ребята, вы попали. Теперь у вас вот такой вот партнер».

Но оставим пикантности репортерам и зададимся другим вопросом: а мог ли в принципе этот синдикат и дальше успешно действовать и развиваться к взаимной выгоде обоих партнеров? На мой взгляд, этого не могло произойти – и не в силу каких-то частных причин или особо злокозненных личных свойств топ-менеджеров, а в силу фундаментальных законов эволюции монополистического капитала. По этим законам трестирование синдиката происходит преимущественно путем поглощения одного партнера другим. А чтобы поглотить партнера, его нужно предварительно разорить – обанкротить или хотя бы поставить на грань банкротства, после чего его можно брать голыми руками.

Именно к этой стратегии и прибегли Керимов и К°, а Баумгертнер явился лишь орудием в их руках. Белорусская пресса цитирует его письмо торговым партнерам от 16 августа. В нем в частности говорится, что вскоре «на мировом рынке удобрений произойдут перемены, которые приведут к изменению цен не только на хлористый калий, но и на калийсодержащие удобрения». Поэтому «мы считаем важным в сложившихся условиях обеспечить российским производителям калийсодержащих хлорных удобрений такие ценовые условия, которые представят им преимущества перед конкурентами на мировых рынках». Конкретно – предложено понизить цену хлористого калия на четверть, то есть прибегнуть к демпингу. И при этом прямо указано, против кого именно демпинг направлен – против бывшего белорусского партнера.

Короче говоря, прибегнув к демпингу, керимовская компания сама обвиняет белорусов в демпинге и грозит санкциями. Между тем правилами Всемирной торговой организации демпинг прямо запрещен, а в ряде стран он является не только административным правонарушением, но и уголовным преступлением. Потому и Интерпол без возражений подтвердил международный ордер на розыск и арест нескольких руководителей «Уралкалия».

Но предположим, что законность восторжествует, организаторы демпинга будут наказаны и все вернется на круги своя. Тем не менее останется открытым вопрос, насколько «комфортным» и соответствующим национально-государственным интересам было пребывание «Беларуськалия» в составе синдиката? С одной стороны, он должен был чувствовать себя вроде бы неплохо в силу сбыта продукции по монопольно высоким ценам. Но, с другой стороны, из-за ограничений, накладываемых участием в БКК, примерно половина мощностей «Беларуськалия» простаивала. А что означает недогрузка производства на 50 процентов? Скрытую или реальную безработицу, падение уровня жизни, снижение заработков и потребительского спроса и далее – по цепочке – уменьшение темпов экономического развития в целом.

Если «Беларуськалий» государственная кампания, а «Уралкалий» – частнокапиталистическая, то БКК, как их синдикат, есть государственно-капиталистическая монополия. А от такой монополии можно, по словам Ленина, двигаться либо вперед, либо назад, а середины тут нет. «Ибо социализм есть не что иное, как ближайший шаг вперед от государственно-капиталистической монополии. Или иначе: социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращенная на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией» (т. 34, с. 192).

Так что по большому счету синдикат БКК разорван именно противоположным движением его участников, диаметрально противоположными социальными мотивами белорусского государственного собственника и российских частных собственников. Симбиоз белорусского государственного социализма и российского олигархического капитализма по определению не может быть прочным и долговечным.

А как же быть тогда с интеграцией? А вот как. Следует помнить, что интеграция, как и вообще все социально-экономические процессы, всегда многовариантна. Она может осуществляться либо на капиталистической, либо на социалистической основе, а середины здесь нет и быть не может. Российский олигархат, естественно, желает капиталистической интеграции – то есть разорить и проглотить партнера, уничтожить белорусскую государственную форму собственности. Действовать иначе он просто не умеет, а белорусское руководство, как мы в очередной раз убедились, ему навстречу никогда не пойдет. Следовательно, все искренние российские сторонники российско-белорусской интеграции обязаны, во-первых, всеми силами поддерживать основы социализма в Белоруссии, а во-вторых – бороться за возвращение России на социалистический путь развития.

Почтовый адрес: 620142, г. Екатеринбург, ул. Машинная, д. 3а, Свердловское областное отделение КПРФ
Фактический адрес: г. Екатеринбург, ул. Машинная, 3а
Телефон и факс: +7 (343) 286-62-13, 286-62-14
Почта: