Свердловское областное отделение

Коммунистической партии Российской Федерации

КПРФ объявляет сбор
гуманитарной помощи для пострадавших
от наводнения в Иркутской области
Свердловские коммунисты провели
митинг в поддержку Грудинина
Посёлок Буланаш переживает
мусорную катастрофу
Пока Дерипаска судится в России
за свою «честь», американцы
подтвердили «захват» его активов

Нас вернули в умершую эпоху

В нынешнем экономическом потрясении, обрушившемся на страну, многие привычно (и во многом обоснованно) обвиняют политику, проводимую российскими властными структурами. Но какую бы политику ни проводили власти, если страну ведут по капиталистическому пути, кризисы неизбежны.

Движение от кризиса к кризису придаёт процессу капиталистического воспроизводства циклический характер. Стремление капиталистов к получению всё большей прибыли приводит к диспропорции между масштабами производства и платёжеспособным спросом. Именно эти противоречия вызывают периодическое повторение экономических кризисов.

Великая российская депрессия

Депрессия, происходившая в России с начала 1990 года, властями даже не рассматривалась как кризис, а считалась ?формированием рыночных отношений?, ?реформированием экономики? и т.п. Этот кризис вместо того, чтобы обеспечить совершенствование производительных сил, стал движением вспять ? к эпохе первоначального накопления капитала с такими его характерными чертами, как криминальное разгосударствление, коррупция, формирование ?фиктивного? и спекулятивного капитала и т.д.

Как не вспомнить в связи с этим вывод, сделанный Марксом в своей работе ?Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта? по поводу тогдашнего государственного переворота: ?Целый народ, полагавший, что он посредством революции ускорил свое поступательное движение, вдруг оказывается перенесенным назад, в умершую эпоху?.

Выступая в Государственной думе при обсуждении проекта федерального бюджета на 2007 год, министр финансов России А. Кудрин объявил, что правительство вплотную подошло к восстановлению утраченного ВВП и промышленного потенциала России 1990 года, и назвал это ?экономическим чудом?. Оказывается, нужно было семнадцать лет ?революционных преобразований?, чтобы страна, которую в 1992 году убеждали, что ?через три года экономических реформ россияне будут жить, как на Западе?, достигла уровня РСФСР 1990 года.

Но так ли это на самом деле? Если мы сравним динамику ВВП с динамикой промышленного производства, то обнаружим, что по итогам 2007 года объём последнего составил 66,5% от уровня 1989 (докризисного) года. Да и само по себе стоимостное увеличение ВВП не является критерием успешности развития. Кроме того, когда политическое руководство России ведет речь о ?беспрецедентном? росте реальной заработной платы с 2000 года, оно сильно лукавит. Это была простая реакция на фазу оживления, но никак не следствие послекризисного экономического роста.

Реформа цен 1992 года лишила большинство промышленных предприятий накопленных средств, которые в благоприятных условиях можно было использовать для осуществления инвестиционных программ. Денежные накопления населения обесценились, что сократило платежеспособный спрос. Сокращение потребления населением основных продуктов питания, потеря сельхозпроизводителями финансовой устойчивости привели к резкому сокращению объемов производства в отечественном сельском хозяйстве и сокращению спроса на промышленную продукцию, выпускавшуюся для нужд села.

Искусственно созданная нехватка денег сделала ?хозяевами? страны банки, занимавшиеся спекулятивными операциями. В середине 90-х годов денежная часть хозяйственного оборота составляла 15?20%, а кризис неплатежей, взаимозачеты и бартерные операции привели к росту коррупционных связей и формированию механизма ?откатов? при решении хозяйственных вопросов, откровенного воровства бюджетных средств. Всё это вкупе с ваучерной приватизацией сломало хребет экономике.

Производственный аппарат был в значительной мере просто разрушен. Деградировали все отрасли с высокой добавленной стоимостью. Сложилась сырьевая ориентация экономики. В экспорте России преобладали нефть и нефтепродукты (более 40%), природный газ (около 20 %), металлы (около 15%), лес, химудобрения.

В 1998 году ВВП России снизился до 55,8% по отношению к 1989 году. Это падение среди экономик мира в годы кризисов было самым масштабным. Ни Первая мировая война с Октябрьской революцией 1917 года, ни Вторая мировая война не привели к столь значительному падению экономики. Даже в США в годы Великой депрессии валовой национальный продукт снизился в 1933 году по сравнению с 1929 годом на 27 %.

По самым скромным подсчетам, за период кризиса национальное богатство России сократилось более чем в два раза, существенно ухудшилась эффективность его использования. Пока Россия, следуя рекомендациям Международного валютного фонда, ?выходила на рубежи 1990 года?, страны Запада двигались вперед. В 1990?2008 годах стоимость мирового ВВП удвоилась, росло благосостояние населения развитых стран. Для российского же народа история пошла вспять. Что и требовалось международному капиталу!

На пути ?революционного перехода к рынку? было уже не до повышенного внимания к ?человеческому капиталу? ? всё отчетливее в дележе и переделе собственности проявлялось ?нечеловеческое?: схватка за право распоряжаться народным достоянием. Если в СССР на 250 миллионов населения регистрировалось 600 тысяч преступлений, в том числе 6 тысяч убийств, то в Российской Федерации с середины 90-х годов на менее чем 150 миллионов человек стало совершаться более 3 миллионов преступлений, в том числе 30 тысяч убийств. Из-за резкого снижения уровня жизни рождаемость снизилась более чем в 1,6 раза, смертность, наоборот, выросла в 1,5 раза. По продолжительности жизни Россия занимает ныне 151-е место в мире.

Включение в мировые процессы

Впервые экономика России почувствовала на себе воздействие мировых экономических катаклизмов в связи с локальным азиатским финансовым кризисом 1997 года. Под его влиянием произошли резкое падение цен на сырьевые товары и уменьшение валютных поступлений в страну. Это стало одной из главных причин августовского финансового кризиса 1998 года с последующей четырёхкратной девальвацией рубля.

Из этого кризиса страна вышла с помощью резкого снижения жизненного уровня населения. Фаза оживления российской экономики, наступившая в 1999 году, была связана с возможностями импортозамещения и загрузки для этих целей производственных мощностей, созданных в советское время. Она не была использована для обеспечения качественной модернизации морально и физически устаревших мощностей и внедрения современных технологий. То есть и этот кризис не привёл к модернизации российской экономики.

В последующий период под предлогом мнимой борьбы с инфляцией власти усиленно выводили из хозяйственного оборота так называемую избыточную ликвидность, наращивая резервы Центробанка и правительства, подпитывая ?излишними? для России финансами экономики развитых стран. Российские же предприятия, лишённые собственных инвестиционных ресурсов при сверхвысоких банковских процентах внутри страны, вынуждены были брать кредиты (деньги российских налогоплательщиков) за рубежом. В результате корпоративный долг (краткосрочного характера) достиг в 2008 году, когда мир столкнулся с новым кризисом, 550 миллиардов долларов.

Среднемесячные темпы промышленного спада во второй половине 2008 года составили 3,6%, что в пересчете на годовые темпы равно 35,5%. При этом падение производства было зафиксировано практически во всех секторах. Например, если в мире с августа по декабрь 2008 года производство стали упало на 25%, то в России это падение составило 40%, на треть упало производство цемента.

В январе 2009 года падение промышленного производства достигло 16,6%. Наибольший спад зафиксирован в автомобилестроении. Так, производство легковых автомобилей обрушилось в январе на 79,7%, автобусов ? на 83,3, грузовых автомобилей ? на 74,4, тракторов ? на 91,1%. Иллюзии об устойчивости и стабильности российской экономики, которыми власти убаюкивали общественность, разрушены полностью.

Куда податься?

Мировой опыт свидетельствует, что в кризисных условиях управление экономическим развитием со стороны государства обеспечивает стабилизацию народного хозяйства в целом и отдельных его отраслей. Начиная с Великой депрессии и кончая кризисами последних лет, именно государство брало на себя ответственность за определение стратегии и тактики, выработку соответствующей экономической политики и её реализацию, активно вмешивалось в процессы воспроизводства, ценообразования на рынке, во внешнюю торговлю, вводило элементы планирования в государственном секторе.

Однако, выступая на Всемирном экономическом форуме в Давосе, премьер-министр РФ В. Путин прозрачно высказал мысль о невмешательстве государства в условиях кризиса. Повышение роли государства в условиях кризиса относится к основным рискам и в докладе Института современного развития (И. Юргенс).

Данный подход вызывает удивление. Вытеснение государства из экономики, осуществленное в период ?либеральных реформ?, обернулось Великой российской депрессией, из которой экономика страны не может выйти до сих пор.

Лидеры Европы в условиях системного мирового кризиса не только обосновывают и углубляют тезис о необходимости усилить регулирующую роль государства, но и стремятся формировать надправительственные структуры, которые позволили бы более полно использовать её возможности. В развитых странах идет процесс формирования комплексных межнациональных программ обновления реального сектора экономики, развития инфраструктуры, систем общественных работ.

А российское политическое руководство продолжает опираться на либеральную монетаристскую концепцию и основную роль отводит мерам денежно-кредитной политики. Вместо существенного увеличения государственных инвестиций в развитие реального сектора экономики для перевода его на новую технологическую базу оно занялось ?спасением? банковской системы и направляет в неё из федерального бюджета 1 триллион 145 миллиардов рублей. И эта модель ?вывода страны из кризиса? тут же превратилась в новый высокодоходный бизнес.

Получив более 50 миллиардов долларов, олигархи тут же переправили их за рубеж. То есть за счёт средств налогоплательщиков опять обогатилась эта публика. За такую ?специфику? антикризисных мер никто никакой ответственности не понёс. Это и неудивительно, поскольку все отечественные рыночные механизмы сильно искажены откатами и коррупцией, для которых кризис ? благодатная почва.

Практически во всех развитых странах мира делается всё, чтобы стимулировать финансовые вливания в производство ? от резкого снижения процентных ставок за кредит до налогового стимулирования инвестиций. В России ? наоборот.

Переходу на инновационный путь развития в России мешают налоговые барьеры. Поправками, введенными в Налоговый кодекс начиная с 2000 года, ликвидированы инвестиционные и инновационные льготы. Надо их вернуть. А налог на добавленную стоимость (НДС) делает невыгодным производство не только инновационной, но и любой готовой продукции с высокой добавленной стоимостью. Здесь более эффективно действует налог с продаж, который лучше стимулирует производство именно такой продукции.

Главный вопрос, от которого зависит по-настоящему эффективный выход из кризиса, заключается в определении того, каким видится облик российской экономики после кризиса. Единственно верная стратегия в этом плане состоит в следующем: упрочение лидерства в тех направлениях, где российский научно-промышленный комплекс имеет технологическое превосходство (ракетно-космическая, авиационная, ядерная техника и др.); догоняющее развитие в направлениях, где мы отстаём (нанотехнологии, генная инженерия); формирование и широкое использование крупных научно-образовательных центров, наукоградов, активное использование федеральных научно-технических целевых программ.

Выход из кризиса-2008 предполагает развитие внутреннего национального производства, которое должно быть сориентировано на удовлетворение внутреннего спроса, стимулирование инвестиционной активности в реальном секторе национальной экономики. Западный бизнес давно понял, что полученные во время кризиса от государства финансовые вливания выделяются не для того, чтобы нажиться, а чтобы выжить. Поэтому о высокой рентабельности западные бизнесмены в это время стараются забыть.

Необходимо не латание финансовых дыр в автопроме, АПК, ВПК и т.д., а вливания в их модернизацию, исходя из послекризисного видения отраслей. Речь идет не просто о восстановлении разорванной взаимосвязи реального сектора экономики с финансовым, а о формировании механизма, обеспечивающего стабильные высокие темпы роста и качество реального сектора национальной экономики.

Россия уже не может поддерживать конкурентные позиции в мировой экономике за счет дешёвой рабочей силы, экономя на образовании и здравоохранении. Требуется переход к политике неуклонного подъёма жизненного уровня населения, адекватного требованиям, предъявляемым к работнику современным интеллектуальным производством.

Следует расширить функции государственного заказа, в том числе оборонного и национальной безопасности. В США, например, объявили о крупнейшей программе государственных заказов и строительства дорог, создающих дополнительные рабочие места. Китай инвестирует в инфраструктуру ? дороги, транспортные узлы, социальную сферу, развитие АПК.

И, конечно же, необходим строгий контроль за тем, насколько эффективно используются государственные ресурсы. Нужно поставить жёсткий заслон разворовыванию государственных средств во всех его формах, в том числе и при покупке новых зарубежных технологий. Требуются эффективные механизмы обратной связи. Ведь речь идёт не просто о выделении предприятиям финансовых ресурсов, а о том, на какой инновационный уровень они с помощью этих ресурсов выйдут, на сколько повысится конкурентоспособность выпускаемой продукции, какие новые рабочие места будут созданы, как повысится качество жизни работников предприятий.

Источник: общественно-политическая газета «Правда»

Почтовый адрес: 620142, г. Екатеринбург, ул. Машинная, д. 3а, Свердловское областное отделение КПРФ
Фактический адрес: г. Екатеринбург, ул. Машинная, 3а
Телефон и факс: +7 (343) 286-62-13, 286-62-14
Почта: